Размышлениями о прочитанных книгах, о знаменитых и не очень писателях, да и просто жизненными наблюдениями делятся читали Центральной городской библиотеки. Вы можете стать автором данной рубрики, отправив ваш отзыв на электронную почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Приятного чтения!

MAIN SharovРоман Владимира Шарова «Воскрешение Лазаря» появился в библиотеке города в новой редакции.

Вполне симпатичная внешне, ладная такая книга с фрагментами одной из картин Иеронима Босха. И начало повествования вполне понятное: отец в письмах рассказывает дочери, сбежавшей из России в поисках лучшей жизни, почему покинул её маму и живёт у кладбища, как проходят его дни, и чем занимается для души, какие сюрпризы преподносит работа с архивами предка-писателя – ему и его помощникам.

Но кажущаяся простота в дальнейшем может вызвать у неподготовленного читателя желание бросить «роман-отчёт о несостоявшемся путешествии», даже не попытавшись разобраться в сюжете, и к другим произведениям автора уже не подходить.

Следует знать, что книга эта «возрастная» (для людей с объемным багажом знания жизни), специфическая (о Боге, его распятом сыне, о попытках воскрешения мёртвых…) – требует от читателя определенной подготовки, понимания темы, знакомства с Библией, хорошего знания истории родной страны, особенно периода революции, Гражданской войны, истории новых карательных органов, знаний о религиозных сектах.

Роман потребует от читателя и сосредоточенности, и терпения, отнимет много времени. В нём отсутствует современное опрощение письменной речи, что не может не раздражать.

Вопреки скоропалительному выводу, что в книге «бред сумасшедших метафизиков, утопистов и прочей умствующей братии» разобраться в хитросплетениях «гениальной прозы» нового «живописца» и обычному читателю возможно.

Автор попытался представить своё видение происходящего в те годы и ответить на ряд вопросов. (Почему так злобствовали чекисты в последующие годы? Почему в 20-ые годы не случилось второе пришествие Христа, хотя его так ждали захлёбывавшиеся в бедствиях люди?..)

Через судьбы братьев Кульбарсовых можно острее прочувствовать то время. Есть в романе и любовные треугольники, и политические дуэли, и захват московской коммуналки, и виртуальные хождения по стране.

Так что, дорогой читатель, ничего не бойся. В помощники возьми интернет, критиков, своё желание развивать эстетический вкус. Тогда и в романе Шарова разберешься, и место в касте интеллектуалов застолбишь.*

*Орфография и пунктуация сохранены.

Читательница Центральной городской библиотеки В.Г.  (автор захотел остаться анонимным)

MAIN TeaХотелось бы поделиться мнением об интересной книге, которая придется по вкусу тем, кто любит историю и культуру Китая, а также великолепный напиток - чай. Он и стал героем книги «История чая и человека».

 Эта книга написана китаянкой Ван Сюйфэн, ведущим экспертом исследовательского института чая в Китае, и знает она о чае, пожалуй, всё. А когда любишь и хорошо знаешь то, о чём пишешь, то получается интересно, любопытно и захватывающе. Чай зародился в Китае примерно 7-8 миллионов лет назад в субтропических лесах, он выжил в ледниковый период. Чайные растения бывают древовидные и кустарниковые, чайные деревья включены в список охраняемых государством памятников культуры - это духовный символ чая. Там сохранилось дикорастущее дерево чая, которому 1700 лет, а на горе Айлаошань на высоте более 2600 метров над уровнем моря живёт чайное дерево, которому 2700 лет. Высота этого дерева 18,5 метров, диаметр 16 метров, обхват ствола почти 3 метра, и главное, что оно всё ещё живое – это фантастика. Из книги мы узнаем, как встретились чай и человек, что чай, как пили, так и ели. Из чайных листьев делали похлёбку, лепёшки и т.д. Как тесно связаны чай и буддизм. У них даже есть поговорка «чай и чань – одного вкуса», где чань – медитация или практики созерцания – основа буддизма. Как и из чего зарождалась и совершенствовалась посуда для чая, способы и правила приготовления этого напитка, сколько написано и посвящено чаю од, поэм, трактатов. Что значил чай для императорских династий Китая и для простых людей, сколько китайских мудрецов и учёных изучали свойства чая. А ещё очень познавательно для меня стало, как и когда к нам в Россию попал чай, кто и где стал разводить у нас чайные деревья.

Сегодня чай является самым популярным напитком в мире. Существуют тысячи сортов чая, которые классифицируют по размеру, окраске, форме чайного листа, месту происхождения и аромату.

Обязательно прочитайте эту книгу, и вы узнаете ещё много интересного и познавательного. *

Книгу можно взять в Центральной городской библиотеке.

*Орфография и пунктуация сохранены.

Надежда Кузнецова

MAIN SetС некоторых пор я опасаюсь брать книги иностранных авторов с женскими шляпками на обложках! Видимо, подсознательно боюсь встречи с пошлостью, глупыми выдумками. Вот и Кейт Куин украсила роман "Сеть Алисы" красной шляпкой (явный намёк на "женскую" прозу). Решила напомнить миру о самоотверженности девушек, молодых женщин в борьбе с врагом в годы Первой мировой войны. Цель, несомненно, благородная.

Чувствуется и неподдельный интерес автора к историческим фактам, прототипам героев, и желание воспеть подвиги юных дев. Потому страницы с рассказом о судбье одной из шпионок получились яркими, живыми, запоминающимися.

Но введение героини из 1947 года - безалаберной стедентки, которая не соблюдает правил приличия, хотя и воспитывалась в родной семье в строгости и беспрекословном послушании - чуть не опошлило патриотическую задумку.

Девица вышла фальшивой, поведение её - крайне неприличным, противоречивым. Фальшь ощущается как нечто досадное, прилипшее к полошве. Героиня словно борется с автором за право быть другой. Только к концу романа отвоёвывает возможность стать "принцессой".

Итак, беременная потаскушка (назовём вещи своими именами, впрочем, и автор на этом настаивает) вместо посещения клиники в Швейцарии отправляется на поиски потерянной кузины - лучшей подруги, ровесницы. Поиски привели в дом состарившейся шпионки, которая, пережив две войны, получив награды за подвиги, узнаёт, что их общий враг ещё жив. Далее дамы, прихватив помощника с машиной, путешествуют вместе. Шпионка решила разыскать (через 30 лет!) предателя-эстета, виновного в гибели подруги, в смерти сограждан, в сломанных женских судьбах, и казнить его.

В романе много страниц отведено притиранию характеров, описанию поисков логова пособника немецких оккупантов.

К счастью, писательница окончательно в пошлость не свалилась, поэтому роман всё же читать можно.*

 *Орфография и пунктуация сохранены.

В.Г.  (автор захотел остаться анонимным)

Когда б вы знали, из какого сора

Растут стихи...

А проза?

MAIN SahalinНеутомимые современные писатели мечутся в поисках нехоженных дорог в литературе, судорожно пытаются хоть узкую тропку натоптать, хоть следочек впечатать, а если повезёт, то и следище с чёткими контурами увековечить. Тут уж все средства хороши.

Бросит рассеянный взгляд читатель на книгу Эдуарда Веркина "Остров Сахалин" и замрёт: какое знакомое название... "Чехов!" - воскликнет почитатель знаменитого доктора. "Малая Родина! - нежно затрепещет сердце сахалинца. - И названия такие родные, из детства, юности, взрослой жизни". "Парафраз?" - нахмурит лоб чеховед. - Дожили. Великий труд знаменитого соотечественника доступно излагаем потомкам!" "Что за чертовщина?!" - воскликнет дальневосточник, прочитав рекламные комментарии на обложке книги. "Что творит! Как светлую память о Родине чернит! Сердце разрывает на куски!" - злясь на автора, продираясь сквозь писательскую фантазийную лабораторную работу, застонет взъерошенный островитянин. Для кого-то название этой книги, место действия романа - пустой звук, либо неистребимое убеждение: каторга на острове была, есть и будет всегда. "Не беда, - примиряюще скажут читатели. - Автор просто пофантазировал на тему грядущей ядерной войны и её последствий." Да уж! Просто вручил вожделенные дальневосточные острова Японии, заселил их китайцами, уничтожил почти всех русских, завалил горой трупов, превратил в "концлагерь". (Наградил японцев за постоянство желания?). Вернул и закрепил за островом каторжный статус. 

Апокалипсис! (А где ему быть, как не на задворках просвещённых империй?). Намешал мерзости. (Сгустил краски - пощекотал нервы, встряхнул интерес пресытившихся современников?). В путешествие по острову отправил учёную даму  (нежную до обмороков, с железными нервами убийцу, неутомимую в походах девицу?) и походя, небрежно растоптал национальное достоинство отдельных народов (Это не он, а его герои. С них и спрос?)

Вот вам ваше будущее, земляне! Мы сварили, а вы хлебайте, черпайте хоть ложками, хоть кружками. Наслаждайтесь приключениями! Любви хотите в качестве специи? Чуток от сердца оторвём, поделимся... Так, видимо, рассуждали все, кто причастен к выходу романа в свет.

Чем ответим им, господа читатели, на подобный выпад? Признаем талант и поможем следы на тропе углубить? Или головой покачаем  (негоже так вольничать, смущать чернотой чистые души молодых, лишать веры в завтра, разрывать сердца стариков) и отойдём, постараемся забыть прочитанный кошмар? (Вдруг сбудется!)

Жаль, что цензурный комитет не придумал специальный предупреждающий значок для таких, с виду безобидных, книг. Людям впечатлительным путешествие "назад в будущее" по этому роману опасно для здоровья. *

*Орфография и пунктуация сохранены.

Читательница Центральной городской библиотеки В.Г.  (автор захотел остаться анонимным)

MAIN Amirezvani"Сказка в сказке", "шкатулка с восточным орнаментом", "ковёр судьбы" - так можно охарактеризовать книгу Аниты Амирезвани "Кровь цветов".

Автор предлагает читательницам "сказочное путешествие в таинственную жизнь Ближнего Востока" и даёт  в проводники опытную 19-летнюю иранскую мастерицу, освоившую искусство создания сказок и ковров.

Совершеннолетние читательницы познакомятся с нравами Ирана шестнадцатого века, побывают в горной деревне, через пустынные земли доберутся до Исфахана, очаруются его мечетями, коврами, разноголосицей базаров, побывают в домах богатых горожан и бедняков, оценят иранскую кухню, узнают подробности временного брака, побывают на брачной церемонии обеспеченных иранцев. Четыре года, прожитых молодой рассказчицей в городе, могут показаться читательницам веком, столь причудливой выпала девушке для взросления Тропа Судьбы.

Скучно не будет ни одной любительнице "женских" романов. А незамужние особы не только окунутся в "сказку", но и получат возможность перенять чужой опыт для постоения правильных отношений в своих семьях.

Любознательным дамам советую заглянуть в "послесловие автора". Возможно, оно сумеет удивить и пополнить копилку знаний, поможет проникнуться благодарностью труженице пера за серьёзную исследовательскую работу и уважение к читателям, к истории исследуемой страны.*

*Орфография и пунктуация сохранены.

Читательница Центральной городской библиотеки В.Г.  (автор захотел остаться анонимным)

MAIN GurinaНе каждый сочинитель, уже воплотивший фантазии в книгах, мастерски владеет словом, динамикой письменной речи, умеет приковать внимание литературным сюжетом более широкий круг читателей к своему любимому жанру.

Юлия Гурина романом «Мы же взрослые люди» – казалось бы, типично женским – способна заинтересовать и тех читательниц, которые презирают всякую «романтическую чепуху». Её произведение (о семье, о кризисе возраста, об одиночестве вдвоём) предназначено барышням, у которых уже всё случилось: принц (с конём, без коня, стройный, кривой…), брак (рай-ад в шалаше, в замке…), детки (лапочки, зверюшки…), работа (любимая, ненавистная, рутинная…), - но которые ещё не утратили розовые мечты, эротические фантазии и зов плоти.

Объектом её наблюдений стали супружеские пары возраста «половины жизни» - от 37 лет. Читательницам предоставлена возможность увидеть во всей красе «мужчину-кобеля», «мужика-фанатика», «женщин-домохозяек», познакомиться с «теорией шоколадного торта». Первая часть книги наполнена юмором, доброй пародией на чудачество средневозрастных и престарелых горожан. Но смех постепенно уступит место грусти, сочувствию, заставит обдумать и своё решение в опостылевшем браке и успокоиться.

Путешествие по этой книге похоже на посещение аттракциона «кривых зеркал» в парке культуры и отдыха, где каждое зеркало даёт отражение посетителя с искажениями, вызывающими то смех, то восторг, то умиление…

Особой нежностью пронизаны страницы, где описываются малолетние дети объектов наблюдения. Взрослые герои хотят понять смысл человеческой жизни, любви, пытаются устоять в водовороте событий, чувств, мыслей, справиться с разочарованиями и крахом ценностей, наметить новые пути-дороги.

Смею предположить, что роман Ю. Гуриной понравится не только дамам среднего, но и более зрелого возраста, не утратившим ещё чувство юмора и интерес к миру.*

*Орфография и пунктуация сохранены. 

В.Г.  (автор захотел остаться анонимным)

В Шарыпово живём с самого его основания и никогда не пользовались услугами библиотеки. Книги всегда покупала (скопилась не плохая библиотека) и обменивались с друзьями, сослуживцами. Несколько лет, как читаю книги из библиотеки, и естественно, кругозор литературы стал шире. Но всё равно по-прежнему люблю наших писателей-сибиряков. 

ШукшинНе так давно, перечитала весь пятитомник Василия Макаровича Шукшина. Вот нет в его произведениях большой возвышенной любви, героизма, напыщенного патриотизма. А как берут за душу простые, человеческие судьбы его героев, их иногда нелепые поступки, их трудолюбие, совестливость, доброта. А ещё, читая его книги, мы как будто видим его персонажей на экране и часто его самого в главных ролях. И так всё это перемешивается, переходит из одного в другое, что нельзя понять, как за столь короткую жизнь, этот человек сумел столько написать, снять множество фильмов, где он был и автором, и режиссёром, и сценаристом.

По-видимому, он так любил своих актёров, что переходили они у него из одного фильма в другой, и вот уже его дети, мать, соседи снимаются в его кино, и ничуть его это не коробит и не смущает, так всё это естественно и талантливо.

Читаются его повести и рассказы взахлёб, легко, на одном дыхании, и после долго не отпускают от себя, бередят душу и совесть. Не зря, он в своих произведениях, где прямо, а где исподволь ставит вопрос «что с нами происходит?» А с нами правда что-то происходит. В повести «Живет такой парень» после того, как главный герой Пашка Колокольников, совершив действительно героический поступок, уведя машину с горящими бочками, с бензином, с территории бензохранилища, чуть сам не погиб говорит журналистке: «Я что, на самом деле подвиг совершил. Я боюсь, вы напишете, а мне стыдно будет потом перед людьми. Вон, – скажут, – герой пошёл».

А сейчас не стыдно во всяких тик-токах и стримах в прямом эфире бить девушку лицом об стол, совокупляться, называя это «заниматься любовью», убить человека – всё на потребу, всё ради денег. И ещё очень противно и больно в память о Василии Шукшине видеть по телевизору, как его жена, дети, никогда не работающие внуки судятся за его квартиры, вечно в каких-то разборках и дрязгах. Стыдно! Что с нами происходит!?*

*Орфография и пунктуация сохранены. 

Надежда Кузнецова

 

 

фото 1Перелистнув последнюю страницу и захлопнув книгу Ивана Охлобыстина «Записки упрямого человека. Быль», я почувствовала неодолимое желание снизить чем-нибудь накал эмоций. Нет, не тем, чем обычно привыкли делать в России, - добротной прогулкой на свежем воздухе. Почему?

Вот вы, когда слышите это имя, какую мысль фиксируете первой? Наверное, распространенное сравнение-вывод: «О, Иван! Взрыв веселья с серьёзным лицом! Море остроумия и сарказма!.. Короче, супер-пупершоумен!»? я тоже поймала стереотип за хвост, едва увидела книгу Охлобыстина с претензией на автобиографию. И тут же: «Чего это вдруг? Не рановато ли? Зазвездился? Монумент возводит? Ну что ж, повеселимся!»

А ведь жанр автобиографии требует выкопать из кладовой памяти воспоминания, начиная с первого момента осознания своего «я» и до некоего рубежа взросления… Иван, заранее зная реакцию публики и её ожидания, постарался в начале повествования не разочаровать поклонников. Сохранил ироничный стиль. Пригласил любопытных и доверчивых на «творческий вечер паяца (в хорошем смысле этого слова)», где данный господин иронически непринуждённо меняет маски. Балует уважаемую (и не очень) публику зарисовками жизни (своей или выдуманной?), народными побасенками (быль же), юмористическими сценками в духе современных «сатириконцев», философскими заметками, ненавязчивой, но упорной рекламой… В руках его, быстрых и ловких, появляются то шашка, то кнут, то пряник. Он жонглирует ими и резкими выпадами то «рубит по живому» исторические личности (поосторожнее, господин писатель, с тяжеловесами памяти народной – Лениным, Берией, Новгородской, - не провоцируйте скандал или на ответку в лоб! Или на это и был расчёт?), то резко, бескомпромиссно хлещет некоторых своих современников (особенно досталось «злобным православным», церковным деятелям и чиновникам) или с поклоном на рушнике подносит пряники (Янковскому, Сукачёву, Быкову, любимым религиозным наставником).

А вот уже маска многодетного отца, раздающего дельные советы молодым родителям. Читатель даже не заметит, как будет сброшена последняя маскировка и изменится интонация. Кто же это? Проповедник! Прометей! Аристократ! Национал-патриот!

Так вот ради чего всё затевалось: глумливо-блудливой былью своей биографии замаскировать оскароносный выход в люди! Или тезисы предвыборного Манифеста партии аристократического национал-патриотизма! Это уже не для всех – для избранных, упорных и дотошных, романтиков от 40 и до… Для тех, кто готов влиться в ряды «ИНЫХ! РУССКИХ!».

Словом, вам, господа читатели, выбирать: одолеть только первые две части книги-обманки, начать сразу с третьей или заглотить опус целиком.

Предупреждён – спасён! А я передаю эстафету и иду гулять – «зёрна от плевел отделять».

P.S. 16-летним книгу не предлагать! Психику не травмировать! Сам автор наводку дал – на 40-летних.*

*Орфография и пунктуация сохранены.

 В.Г. (автор захотел остаться анонимным).

MAIN DevushkaКнига Валентины Назаровой «Девушка с плеером» — для молодых, дерзких, отчаянных, обожающих музыку и кумиров. Потому и оформление выбрано такое яркое, и начало бестселлера в форме переписки, как наиболее привычном способе общения молодёжи. Читатель незаметно попадает под обаяние «понятного стиля» разговора писательницы с молодёжной аудиторией, а тайна расследования и природное любопытство делают читающего эмоциональным соучастником приключений главной героини. Сюжет детектива просит дописать подзаголовок – «Не ходите, детки, в Англию гулять». ­­У любой вожделенной страны есть неприглядная изнанка, как и у музыкальных популярных групп или фестивалей – золотой мечты фанатеющей молодежи. Вот об этом и попыталась рассказать В. Назарова и, возможно, остеречь «романтических мотыльков», много о себе воображающих, мнящих себя умниками-пофигистами, от непоправимых бед. На чужих ошибках учиться безопаснее.

На страницах книги можно встретить сцены насилия, употребления алкоголя, курения травки, описания восторженных фанаток и тех жутких историй, которые потом с ними случаются. Это своеобразный художественный путеводитель-страшилка-оберег по закулисной стороне рок-фестивалей и жизни кумиров.

Музыка – и герой книги, и фон, и неотъемлемая часть жизни молодых и телом, и душой. В целом, читается детектив легко, потому своих фанатов, несомненно, обретёт и в российской глубинке.

 

 В.Г. (автор захотел остаться анонимным).

Книге Кейт Фернивалл «Содержанка» достаточно одного взгляда, брошенного на неё, чтобы заинтересовать любительницу женских романов. Портрет таинственной незнакомки на обложке ненавязчиво намекает на некую притягательную тайну. Интерес к загадке подогревают и комментарии – «лучший исторически роман». Не у нас – за границей.

Неблагодарное это дело – домысливать прошлое чужой страны. Её граждане могут ненароком обидеться и закидать автора словесными булыжниками или засмеять.

MAIN CoderjankaУ поклонниц любовного жанра есть выбор: либо сразу читать «Содержанку», загнав историческую правдивость в тёмный угол, и просто наслаждаться сюжетом, приключениями юной героини, валькирии с зелёными глазами и огненной гривой. В романе есть несколько изумительных по красоте сцен, где в танце лёгких касаний тел, взглядов трепещут чувства, нежные струны души, рождается музыка любви и завораживает сказочными напевами. Китай и сталинская Россия 30-х годов на протяжении всего повествования попеременно участвуют в жизни героев, объясняя их поступки, желания, мысли.

Либо, поддавшись обману рекламных обещаний, искать «огрехи» в этом «историческом» романе. А здесь их много. С первых же страниц въедливый читатель заметит неадекватное поведение жены чиновника. Небрежное перо писательницы заставило изнеженную любительницу драгоценностей навести порядок в гостиничном туалете общего пользования. Иностранцы легко проникли в страну и шатались по спецзоне, открывая душу встречным-поперечным. Валькирия читает Цветаеву грубой бабище, бывшей проститутке. Некоторые сравнения вызывают оторопь, либо патриотическое неприятие.

Преследует ощущение, что книгу писали поэт-фантазёр и жестокий прагматик с пропагандистским оскалом. Герои созданы под влиянием неких западных стереотипов. Если казак, то большой, как медведь, вне возраста, готовый пить, драться в любом состоянии, верный до гроба, вонючий до одурения, сильный, как Геракл. Сводный брать – благородный, самоуверенный дворянин, почти шпион, тайно влюблён в сестру, авантюрист. Только бывшая родина имидж подпортила, стоило появиться данному герою на её просторах и в столице. Китайский «принц» – красавец, гуру, тонкий психолог, любимец богов, неуловимый ниндзя, почти эльф. Впрочем, в зарубежных сказках они именно такие, идеальные «принцы», это вам не Иванушки-дурачки.

Автор романа пытается спрятаться за 17-летней девушкой, показать события её глазами, но отповеди, нравоучения, отрицательный оттенок оценки действительности выдают с головой нашу современницу зрелого возраста, воспитанную на негативных мифах о Сталине, коммунистах, советских ворах в законе.

Чтобы роман не разнесли в пух и прах въедливые российские читатели, издатели смягчили редакцию комментариями, поместив их перед основным текстом. Своеобразная просьба о снисхождении.

Впрочем, дорогие читательницы, каждый сам способен составить мнение о книге в силу возраста, образования, воспитания и предпочтений.

Дерзайте! Читайте! Не ленитесь!*

*Орфография и пунктуация сохранены. 

 В.Г. (автор захотел остаться анонимным).