Размышлениями о прочитанных книгах, о знаменитых и не очень писателях, да и просто жизненными наблюдениями делится читательница Центральной городской библиотеки  В.Г. (автор захотел остаться анонимным).

Приятного чтения!

MAIN TainayaИная читательница с большим недоверием, с настороженностью возьмёт в руки книгу, на обложке которой молодая мать в сари держит младенца. Автор – Шилпи Сомайя Гауда. Повертит книгу – нигде ни слова об авторе. Надо терзать интернет. А выбирать-то приходится здесь и сейчас, на глаз, на мгновенную симпатию. Название – «Тайная дочь» – вообще заставляет подумать о бульварной любовной чепухе. Очередной примитивный индийский, но уже бумажный сериал, с предсказуемым сюжетом и концовкой? – выскажет сомнение внутренний критик. И непростительно ошибётся.

Роман приличный! Достойный! Интересный! Для женщин и о женщинах. Это ода и одновременно реквием женщине-матери.

И слезу выжмет обязательно, что в наше нервозное время даже полезно: над чужой бедой поплачешь, своя в сравнении покажется не столь ужасной. И по современной Индии экскурсию устроит, богатой и нищенской, пригласит в бомбейские магазины, на шикарную свадьбу, покажет нравы индийских мужчин на улицах столицы, проведёт по зловонным трущобам – оживут картинки путешествий с телеканала «Пятница».

И даст советы: над чем стоит голову поломать, о чём попереживать, а когда ситуацию лучше отпустить, каких ошибок следует избегать, как сохранить семью…

Впрочем, лучше взять книгу и начать читать. Она для пытливых, любознательных дам с сердцем и душой, ещё способных откликаться на чужую боль и беду.

MAIN KolinaСага? У современного автора? И под одной обложкой? Приятная неожиданность.

«Очень интересная книга!» - написано на листке возврата. Теперь читатель точно мимо новинки не пройдёт.

Неужели книга – прорыв, головокружение, загадка? Будет бешеная скачка глаз за событиями? Всё сразу и с первых страниц?

Нет, нет, притормози в мечтах, читатель-непоседа. С Еленой Колиной в «Толстовском доме» быстро набрать разбег не получится. Автор неторопливо описывает место действия, его историю, влияние «жилищного вавилона» на «золотую молодёжь» и детей интеллигенции советского времени, знакомит с и семьями, особенностями взаимоотношений супругов… – словом, надо вдумчиво и неторопливо одолеть порядочное количество страниц, прежде чем «брызнет свет людских страстей с подмостков жизни».

Автор будто ходит по грани дозволенного и запретного. Словно фокусник-канатоходец балансирует на канате перед сценой в театре жизни, открывая ненадолго то одну дверь, то другую. Приоткроет, покажет эпизод с участием родителей, послушает и проанализирует, потом – с детьми… Есть такие модные телесериалы, где герои жалуются сценаристу на странности в своих характерах и поведении, и тут же «обыгрываются» эпизоды из прошлого (одно кино в другом). А специалист анализирует, выворачивает наизнанку. Вот что-то подобное и в книге Колиной происходит.

Взрослеют с годами дети, но взрослеют и родители. Жизненную школу герои проходят вместе. И с эпохой, и со страной тоже.

Почему в Советском Союзе было так много талантливых детей именно из еврейских семей? Кто в них обычно был локомотивом и почему? Как вести себя родителю, если его накрыло с головой разочарование в собственном ребёнке? Как дети того времени решали проблемы полового созревания? Каковы были причины детского бунта? Детство – время для счастья или для амбиций родителей?.. – на многие вопросы ответит книга. А внимательный, думающий читатель сам определит свою позицию: пожалеть героев, восхититься, посмеяться, осудить или… призадуматься. У соскучившихся по потерянной стране граждан есть возможность оживить в памяти прошлое, поностальгировать.

Книга о взрослых и для взрослых, в первую очередь. Цензура поставила допуск «16+». Но родителям всё же следует сначала самим прочитать сагу и только после этого принимать решение о допуске чад такого возраста к данной книге.

Мне же хотелось разделить произведение на части и каждую запереть замочками-секретиками: «для детей», «для родителей», «для совместного прочтения и обсуждения»…

И ещё, мне кажется, сага просится на экран, ищет хорошего, мудрого, кинорежиссёра и киносценариста.

BLOG NesbeЧто такое детектив? Не будем ссылаться на словарное определение, скажем проще: детектив – злая сказка с закрученный сюжетом, изощрённо-предприимчивым преступником или целой бандой, гениальным и честным сыщиком или бригадой следователей. Беря в руки книгу данного жанра, читатель ориентируется на свои внутренние потребности: или отвлечься от быта (работы, общества), или занять ум, потренировать логику, или насладиться возмездием хотя бы в придуманном мире.

От писателя требуется выполнить свою работу качественно, с уважением к умственным способностям читателей разных возрастов и социальных слоёв.

Открываешь книгу и через некоторое время либо читаешь взахлёб, либо захлопываешь – не твой писатель.

Кстати, мастерство переводчика тоже может возвысить или убить мастерство автора. Если роман сразу не увлечёт, то никакие рекламные востороженные всхлипы не  помогут. Иногда все эти цифры продаж на обложках мешают объективности, будят духа противоречий, который заставляет читателя вредничать, перечить агентам, выискивать изъяны, даже хохотать над трагедийными эпизодами.

Наверное, такой казус произошёл и со мной, получившей возможность прочитать библиотечную новинку – лучший роман Ю. Несбё «Сын». Всю первую часть произведения хотелось вырезать, сократить или переделать. Чувствовала себя Станиславским на репетиции в театре с его знаменитым «Не верю!»

Не верю в главного героя, в его фантастически простой побег из тюрьмы с охранными наворотами, в его внезапное, словно по щелчку гипнотизёра, перевоплощение из арестанта, сидящего «двенадцать лет на тяжёлых наркотиках», в неуловимого, но слезливого мстителя-убийцу. Раздражала якобы скрытая табачная реклама. Или это была пародия, на классический, до боли знакомый образ литературного сыщика?

Разного рода неточности, приблизительность заставляли возвращаться к уже прочитанным страницам. Просыпался Шерлок Холмс, и начинались поиски истины. Мужчине, возможно, было бы безразлично, какой всё-таки стала причёска главного героя в первые дни побега. Он такую мелочь пропустил бы. Каюсь, я не смогла.

BLOG JahinaЧего обычно ожидает читатель от уже полностью полюбившегося писателя? Очередного произведения, но столь же «вкусного», способного приковать внимание, подарить наслаждение.

Книжный гурман, уже очарованный романом Гузель Яхиной, с трепетом открыв её вторую книгу «Дети мои», начнёт знакомиться с главным героем, его чертами характера, родословной, бытом и сразу же поймает себя на мысли: какой знакомый типаж! Забитый, бессловесный второй Акакий Акакиевич? Гоголевский дух витает повсюду: и в портретных характеристиках хозяев хутора, и в облике Баха, и в описании «заколдованного места», что запугивает, запутывает, кружит и возвращает в исходную точку.

Автор будто не роман пишет, а варит колдовское зелье на берегу Волги, подсыпая постепенно в котёл то исторические «заметки» о жизни немецких колонистов в 30-ые годы, то элементы фольклора (сказки, пословицы, приметы) …Странный туман, морок поднимается над котлом, растекается в пространстве, обволакивает всё вокруг, порождает грёзы наяву, не отпускает, затягивает читателя в трясину чужого бреда. Он в ней барахтается вместе с героями произведения и мучительно желает удрать в свой уютный, блаженный, реалистичный мирок, но его не отпускают, лишь дают передышку: близко к «правде жизни» начинают рассказывать о появлении дочери у главного героя, заботах о ней и воспитании, о нелёгком быте отца-одиночки, о его поединках с беспризорным «приблудышем». И как только читатель облегчённо вздохнёт, почувствует свободу от речевых изысков, языковых наворотов, вновь незаметно наползает морок. И забьётся бедолага в истерике, нервно озираясь и чертыхаясь, не понимая, кто сошёл с ума: он сам, или Сталин, или Бах.. И как только морок отступит, рассеется, резко в лоб ударит эпилог своей «правдой жизни» и трагическими судьбами прототипов.

Что же пыталась создать Гузель Яхина: оду юродивым или «новую, звонкую, хрустальную сказку», подобную той, что Гофман предложил написать Баху? Попробуйте соединить Баха с Гофманом. Что получится? Правильно, гремучая смесь!

Балуется нынче творческая молодёжь модернистскими всякими штучками, эксперименты проводит над несчастным читателем (мозги у неё что ли так запрограммированы? или мода в плен взяла? или слава литературных предков покоя не даёт?) «Нам-то эта заграничная дурь зачем?» – присоединит иной обманувшийся читатель свой голос к хору голосов немецких колонистов и услышит от них же (и автора) ответ:

- Немного… никогда не помешает!

Закроет книгу самый усердный читатель и вспомнит напутствие Гофмана сказочнику:

- Пиши, Бах. Пиши ещё. Обязательно. Иначе разорвут они тебя. Твои черти.

Вздохнёт, согласится и пожелает автору:

 - Пишите, Гузель, пишите! Посмотрим, чем ещё сможете нас удивить.

 

BLOG FuturizmВоистину царский подарок получила библиотека от Фонда Михаила Прохорова – книгу «Русский футуризм».

«Сложно, заумно, непонятно!» – замашут руками одни. «Поэзию не любим, особенно заумную!» – отмахнуться другие. «Даже время тратить не собираемся!» – заупрямятся третьи.

А вот это вы зря отмахиваетесь! Книга-то «предназначена для широкого круга читателей». Составители отлично потрудились: доступно рассказали об основных футуристических группах. Не спорю, что галопом по ней не проскочить, требуется свободное время. Педагогам, старшеклассникам, студентам знакомство лучше запланировать на каникулы. Хотя для сообщений, рефератов можно воспользоваться указателем имен в конце книги и быстро собрать «досье» на конкретного поэта или футуристическую группу. В помощь и краткая летопись футуристического движения в России, по годам, и хорошие комментарии.

Кстати, школьники, шутки ради поинтересуйтесь у своего педагога, можно ли сдать сочинение в стиле эгофутуриста Василиска Гнедова (подсказку даст статья Корнея Чуковского. Загляните, прочитайте). Я его иронический анализ футуризма прочитала с удовольствием, посмеялась от души. Ух, какой сердитый мужчина! Что ни слово – то пощёчина молодым и дерзким! Критик суров, но справедлив: кому-то, за дело, наподдал (не зли старших), кого-то по головушке погладил (мал ещё – перебесится), кем-то от души восхитился, с кем-то посмеялся. Кулаком по столу не забыл постучать. Думаю, и вы получите удовольствие и пользу от чтения.

Творческие люди, как правило, обидчивы, непредсказуемы, завистливы, ранимы и страшные «дуэлянты»: всё это найдёте в воспоминаниях.

RubinsteynБорис Акунин в качестве рецепта сохранения психического здоровья в нездоровые времена советует согражданам обратить внимание на творчество Льва Рубинштейна, «читать два раза в день по одному эссе», и тогда «жизнь станет лучше, веселей».

Согласитесь, трудно не поверить уважаемому человеку, а уж спорить со знаменитостью, авторитетом совсем неудобно. Читающая публика благодаря интернету давно знакома со статьями Льва Рубинштейна, его взглядами на современную действительность. Я же воспользовалась книжной версией. Нашла в библиотеке две брошюрки карманного формата («Знаки внимания», «Причинное время») и прочитала. Здоровья чтение сборников эссе, честно признаюсь, не прибавило, жизнь веселее не стала. А вот интерес автор вызвал, раздражение, кстати, тоже.

Писатель оказался чрезвычайно остер на язык, критикуя власть, особенно нынешнюю. Его эмоции в адрес «царствующих особ» зашкаливают, аж пенные брызги летят. Очень уж талантливый зубоскал напоминает желчную северную ворону, которой всё равно на кого и о чём каркать, лишь бы от избытка желчи избавиться. Почему напоминает ворону? Та всегда норовит забраться повыше (лучше видно, безопаснее) и каркнуть погромче (все должны услышать), благо раздражителей вокруг полно. «Поводов для тоски, для уныния, для мучительного ощущения собственного бессилия, для острого ощущения стыда в наши дни много» – подтверждает и эссеист.

Вторая книга – «Причинное время» – показала, что это, скорее, образованный древоточец-провокатор, чем птица.

Назначение жучка в природе – превращать дерево в труху, исподволь, ежедневно, способствуя изменению жизни вокруг. Себя Рубинштейн относит к особой группе, тонкому слою современного российского общества: умному, честному, сохраняющему «ориентацию во времени и в пространстве, в мировой истории и в родном языке». Слой этот, по его наблюдению, начал формироваться давно, но отличается от диссидентов прошлой эпохи. Те, по мнению автора, разговаривали с властью, даже освоили её язык. Этот же слой не унизился для разговоров-переговоров с государственной властью, выработал свой язык, неважно, видимо, понятный окружающим, или нет. «Он тонок, этот слой, правда. Но он есть. И всегда был… и этот самый слой… и есть общество»

BLOG PennyБрать или… Это вы, дорогие любители книг, о детективе Луизы Пенни «Час расплаты»? Конечно, брать! Читать! Не откладывая!

Увлечёт, захватит внимание своими тайнами-загадками и не отпустит до самого конца. Он написан для ума, сердца и души читателей. Молодых, пытливых, лучше – совершеннолетних. У них гибче готовность наматывать на ус правильные жизненные советы, размышлять, вглядываться в людей, учиться на ошибках и примерах. Но роман и для нас, взрослых, уже прошедших определённую часть жизненного пути с его ухабами, поворотами и полосами.

Жить в обществе и быть от него свободным не получится, даже не мечтайте. Об этом ещё Владимир Ильич предупреждал. И Луиза Пенни тоже предостерегает на примере её литературных персонажей.

«Час расплаты» - это и роман-напоминание о том, что за поступки (даже за мелкие пакости или хитрые уловки поживиться «во имя счастья детей и внуков») наступает обязательно время оплаты. Без вариантов. Кстати, на орехи ещё и потомкам прилетит бумерангом. А эта универсальная «секира» дорогу не выбирает – возвращается зеркально, как вы знаете.

Но книга даёт и надежду отчаявшимся в миру, где разгулялось зло, на перемены к лучшему. А вот что делать: просто сидеть и ждать перемен или, подобно Арману Гамашу», засучив рукава бороться с оборотнями – выбор за вами, читатели.

По традиции, последние страницы книги содержат поимённые благодарности писателя своим литературным помощникам. Но более пронзительной, трогающей до слёз благодарности, чем эта, я пока не встречала. За неё можно простить автору слишком уж, на мой взгляд, антиморальный образ жизни девушки-готки, студентки Полицейской академии, опущенной волею писательницы на дно жизни и поднятой оттуда всепрощением.

В общем, читайте, получайте удовольствие и не пеняйте, если увидите себя в зеркале жизни. Помните мораль известной басни Крылова? Главное – сделать правильные выводы, господа!

Zahar Prilepin  ObitelРазными «тропками» книги приходят к читателям. И ведут себя по-разному: иногда они робко просятся в гости, другой раз – настойчиво, требовательно. Посылают даже «волонтёров».

Вот такими книжными «гонцами» стали мои знакомые, настойчиво порекомендовавшие при встрече непременно найти и прочитать роман Захара Прилепина «Обитель». Но, видимо, интригуя, уклонились от просьбы дать устную, хотя бы в двух словах, характеристику произведения.. Что же это за книга такая, о чём, чем она необычна? – терялась я в догадках. Честно говоря, к страстным почитателям творчества Прилепина себя причислить не могу, хотя писатель, несомненно, является личностью незаурядной, интересной, притягательной, достойной уважения и восхищения.

И вот, наконец, встреча с «Обителью» состоялась. В руки лёг довольно объёмный, тяжёлый том. «Война и мир», однако!» – шепнул на ушко читательский бес остроумия. И оказался прав: погружение в мир «Обители» – это не увеселительная прогулка по страницам художественной истории Соловков 20-х годов, времени действия на территории этого сурового острова-лагеря для особо опасных врагов советской власти. Людям эмоциональным, очень впечатлительным вход в эту книжную «обитель» опасен: художественно описание мерзости человеческой потрясает, кружит, давит, не отпускает.