Представляем вашему вниманию отзыв о прочитанной книге нашей читательницы Г.В.

Zahar Prilepin  ObitelРазными «тропками» книги приходят к читателям. И ведут себя по-разному: иногда они робко просятся в гости, другой раз – настойчиво, требовательно. Посылают даже «волонтёров».

Вот такими книжными «гонцами» стали мои знакомые, настойчиво порекомендовавшие при встрече непременно найти и прочитать роман Захара Прилепина «Обитель». Но, видимо, интригуя, уклонились от просьбы дать устную, хотя бы в двух словах, характеристику произведения.. Что же это за книга такая, о чём, чем она необычна? – терялась я в догадках. Честно говоря, к страстным почитателям творчества Прилепина себя причислить не могу, хотя писатель, несомненно, является личностью незаурядной, интересной, притягательной, достойной уважения и восхищения.

И вот, наконец, встреча с «Обителью» состоялась. В руки лёг довольно объёмный, тяжёлый том. «Война и мир», однако!» – шепнул на ушко читательский бес остроумия. И оказался прав: погружение в мир «Обители» – это не увеселительная прогулка по страницам художественной истории Соловков 20-х годов, времени действия на территории этого сурового острова-лагеря для особо опасных врагов советской власти. Людям эмоциональным, очень впечатлительным вход в эту книжную «обитель» опасен: художественно описание мерзости человеческой потрясает, кружит, давит, не отпускает.

Но книга же и помогает – пополняет знания о северных лагерях страны Советов, об отдельных, знаковых, личностях, с ними связанных. Это своеобразная попытка «далёкого потомка»заглянуть в прошлое – мир «отцов» – понять поступки отдельных руководителей, суть и последствия революции, определить своё отношение к советской власти. «Я очень мало люблю советскую власть, – уточняет свою позицию Прилепин. – Просто её особенно не любит тот тип людей, что мне, как правило, отвратителен. Это меня с ней примиряет».

Споры среди современников о значении революции в России, о состоянии страны накануне потрясения основ не утихают с переломных 90-х. Вот и герои Прилепина, люди, получившие хорошее образование, составлявшие некогда элиту русского общества, а ныне волею судьбы заключенные в лагерь, тоже пытаются осмыслить произошедший перелом, понять, стоило ли беречь сусальную Россию или она неизбежно развалилась бы на куски сама.

А что же такое Соловки? Заключенные считают их самым странным местом, известным человечеству, странной тюрьмой, зеркалом России, ее отражением, где «всё как в увеличительном стекле – натурально, неприятно, наглядно: какой ценой был создан «образцовый лагерь-лаборатория», лагерь «всея Руси, самой большой рабовладельческой империи мира»? Нужны ли были подобные жертвы? Что скрывалось за его политизировано приглаженным фасадом? Кто такой Фёдор Иванович Эйхманис? Гений он или злодей? Как повлияла «чудовищная» и «ошеломительная» биография («так много вместилось в короткую жизнь, сколько бы не вместилось и в очень длинную») на его личность?.. Не на все вопросы писатель даёт ясные ответы, какие-то оставляет для раздумий и споров читателям.

Само место действия романа не позволило автору оставить без внимания вопросы веры и безверия.

О Боге много говорят заключенный, пытаются определить к нему своё отношение. Некоторые думаю, что любить того, кто ведает о всех твоих грехах, невозможно, ибо человек ненавидит любого, кто знает о нём дурное. Другие полагают, что бог осведомлён о каждом, даже самом ничтожном человечишке, что у него для каждого есть свои Соловки, но гораздо страшнее. Лучше вовремя раскаяться и Соловки – не самое плохое для этого место.

Закрываешь последнюю страницу и понимаешь: какую же колоссальную работу проделал автор только на начальном этапе, на подступах к роману.

И как тщательно во время написания «отшлифовывал» пейзажные зарисовки величественной осенней природы сурового края, где, по наблюдению Галины Кучеренко, летом не пахнут цветы, а зимой не пахнет снег. Создавал меткие, порой неожиданные сравнения. «Совмещал» их с внутренними переживаниями главного героя – молодого человека двадцати семи лет от роду, оказавшегося в лагере за убийство отца и пытавшегося любой ценой выжить. Выжить – усвоить негласные правила жестокого мира: никогда не сдаваться, не показывать душу, терпеть, не жаловаться, сточить свои углы, стать шаром, катиться по жизни и из всего извлекать уроки. Не оставался писатель неравнодушным, беспристрастным «комментатором» и в «приложениях» к роману. С юмором, порой хлёстким, описывал события и поступки людей.

В общем, если вы храбры, если вам уже за 18 (психику несовершеннолетних, по-моему, следует поберечь, хотя цензура и поставила допуск «16+»), то эта книга – по праву отмеченная несколькими премиями – для вас.